Любовь Стриженова, она же матушка Иудифь. Разводы помимо воли. Злые языки. Уход с Дорониной. Хорошее о бывших

Она была бесподобно хороша, очаровательна и убедительна в «Стежках-дорожках» и «Случае из следственной практики», искрометно феерила на сцене МХАТа имени буревестника великой революции Горького и изо всех сил билась за крепкую и наполненную взаимопониманием ячейку общества. Однако около дюжины лет тому назад  актриса отреклась ото всего, что не пускало её к Господу, сбросила мирские путы с ног и подалась в благословенную монастырскую обитель.

Народ тогда бурлил как вода в бокале с кипятильником. Да и немудрено. Как так, успешная служительница искуства, женщина, воспитавшая и продолжавшаяся оставаться надеждой и опорой двум чудесным детишкам, активистка и энтузиастка уходила практически в глухой затвор в Киево-Николаевский Новодевичий монастырь в чувашском, то есть, милом мне, получувашу, до боли Алатыре.

Неужто расставание со вторым супругом Олегом Стриженовым так перепахало душу славной женщины? Несмотря на изрядное количество прошедших с той трагической поры лет?

Эх, да. Пути Господни неисповедимы. А разве мог кто подумать, что кто-то из ближайшего окружения Любови Васильевны посвятит жизнь служению Богу?

Лишь поглядите на профессии членов ее семьи. Отец— военнослужащий, офицер: начинал отдавать долг Родине в бесподобно памятном Очакове, затем его послали в военную часть, базировавшуюся под славным Киевом. И что там говорить, Василий Лифенцов делу Ленина-Сталина был предан до мозга костей, и если во что он и верил, то в победу Социализма на всей планете. Мамуля тоже служила обществу по партийному беззаветно и бескомпромиссно.

Росла Любочка Лифенцова в атмосфере невзгод и сумятицы  военного лихолетья. Но, к счастью, постоянная нужда отнюдь не являлась помехой росткам прекрасного, которые постепенно набирали силу в душе девочки, и уйдя со школьного двора, юная особа направляет стопы в театральный институт города Киева. Когда она была то ли третьекурсницей, то ли на год старше, ее захотели увидеть в ключевой роли в картине «Улица молодости», но суровые преподаватели были непреклонны—никаких отвлекающих от занятий съёмок. Благо, офицер Лифенцов оказался человеком, умеющим добиваться своего. Походил по инстанциям вдосталь, но разрешение выпросил.

Хотя грешить против истины не будем, с учебой в театральном Люба в конце концов завязала, к тому же покинув навсегда столицу УССР: понимаете, на той самой «Улице молодости» девушке повстречался Владимир Земляникин, к тому времени уже имевший в своем послужном списке замечательную актерскую работу в ленте дяди моего одноклассника «Дом, в котором я живу». Потерявший голову артист раздумывал недолго: отшил махом прочих ухажеров и увез не достигшую 18 лет королеву его сердца нет, не в тундру, а в первопрестольный град Союза. Предварительно расписавшись с ней там, где расписывали с 16.

Нося под сердцем ребенка от Владимира, Лифенцова успешно сдает вступительные экзамены в знаменитую Школу-студию МХАТ, однако, спустя месяц берет понятно почему академический отпуск.

А вскоре новоявленная мама возвращается в ВУЗ и продолжает обучение до победного конца. Затем легко вливается в главную труппу МХАТа и начинает феерить на легендарной сцене. Конечно, первоначально молодой женщине, воспитывавшей тогда дочурку, платили какие-то копейки, и ради подработки она идет на радио, где своими присутствием и талантами украшает передачу «Взрослым о детях»

Судьба посылает женщине роль дамы сердца главного героя в комедийном фильме «Стежки-дорожки», а к вершинам популярности артистку возносит работа в остросюжетной ленте «Случай из следственной практики». В то же время Любовь и  Земляникин тогда уже разбежались как в море корабли: сыграли свою роль и бытовые разногласия, и лёд недопонимания между актрисой и её свекровью, да и знакомые с языками без костей то и дело критиковали на их взгляд тюфяка и неприсобленного к жизни Земляникина.

А вот как смотрела на произошедшее дочка Любы и Володи Елена, которая, нужно отдать ей должное, сохраняла в данной ситуации нейтралитет и не принимала ничью сторону: «Дитя военных лет, отец был непривередлив, обходился малым. Он искренне считал: есть крыша над головой — и слава Богу, отыщется в холодильнике что кинуть в рот — и замечательно, долгие годы его любимым кушаньем оставались котлеты за девять копеек: нажарит целую горку и наворачивает с макаронами. Он искренне не понимал, зачем нужна отдельная квартира, и не особо был озабочен конфликтами мамы с Марией Андреевной».

Уже на склоне лет актриса признавалась, что коли тогда кто-нибудь по-дружески наставил её на путь истинный, на развод с Владимиром она бы ни за что не пошла. Увы и ах, поделиться наболевшим в ту пору оказалось не с кем, и вскоре Любовь с дочуркой поселяются  в комнатке общежития МХАТа.

Хотя лукавить не будем, кое-что из злопыхателей придерживался и иной версии разрыва наших героев, якобы, на сцену, где давалась драма, вышел тогда разлучник и «вечный бродяга любви» Олег Стриженов.

Свела их труппа общего храма искусств, и немудрено, что яркий, одаренный и притягательный для женского пола артист очаровал коллегу моментально. Да вот незадача—своему реноме сердцееда Стриженов оставался верен всегда и везде. Сначала мужчина повёл в ЗАГС актрису Марианну Бебутову, которая родила Олегу дочурку Наташу, хотя и почти одновременные отношения Стриженова с Людмилой Марченко также не будем сбрасывать со счетов. Ходили слухи, что Людмила избавилась от плода, который мог бы стать ребенком Олега, причем так неудачно, что на рождении детей сама поставила крест. В то же время Стриженов перебросил мостки к Лионелле Скирде, которую в итоге повёл под венец в качестве третьей спутницы жизни. Увы и ах, в определенный момент терпение находившейся долго в состоянии неопределённости Скирды лопнуло, и неожиданно она говорит новоявленному супругу «чао».

Однако, Марианна развод Олегу в конце концов дала, и здесь-то и пробил час Любови. Совместные зарубежные гастроли приводят к её беременности и спустя пару месяцев пара играет в узком кругу скромненькую свадьбу. Когда появляется на свет их отпрыск Шурик, все трое обосновываются в столичной трешке.

Что же касается отношений Лены с отчимом, то на них она как-то внимания не акцентировала, сообщая следующее: «Я к нему присматривалась. Уже входила в переходный возраст, а подросток редко доверяет незнакомым людям, тяжело идет на контакт. Но когда родился Саша, настолько прикипела душой к брату, что мне стало не до Стриженова. У девочек рано пробуждается материнский инстинкт, уже в 10 с половиной лет я считала Сашу своим первым ребенком».

Увы и ах, и в данном случае недолго музыка играла. Музыка совместной жизни. Александр был первоклассником, когда Олег и Любовь решили жить раздельно.И ведь знаете что, где-то в глубине души такому повороту событий Лена обрадовалась.

По её мнению, характер у Стриженова, всегда и везде требовавшего со всех по полной программе, был отнюдь не сахар. Слово его было законом и матери Леночки подчас приходилось ой как несладко.

Вновь дрожащей от волнения рукой передаю микрофон Елене Земляникиной: «Мама находилась на излете сил. Разводились тяжело. Стриженов старался вернуть маму и семью, была какая-то сплошная мука! К счастью, Олег Александрович вскоре вновь встретился со своей прежней любовью — Лионеллой Пырьевой, и все улеглось»

Ну и слава Богу. Ибо хорошо то, что хорошо кончается.

Между тем, главной творческой любовью Любови Васильевны являлся театр, и в кино её если и можно было видеть, то изредка, хотя роли актрисы 70-х и 80-х довольно заметны. Это и Капитолина в «Вечном зове», и Зина в «Повороте», и работы в лентах «Каникулы Кроша», «Три сестры», «Сын». И опять возвращаюсь к милой сердцу женщины сцене—когда в ее родном храме искусств началась буча, у Стриженовой буквально сердце кровью обливалось, однако, несмотря на то, что к Олегу Ефремову актриса питала самые теплые чувства, она всё-таки вместе с Дорониной пошла во МХАТ имени Горького. И вот как это развидеть?

Ну и подходим к лейтмотиву нашего повествования—что же явилось отправной точкой движения Любови Васильевны к Богу? Нет, не к религии. Религия—это понятие для безбожников и агностиков.(А то ишь, повторяют как заведенные свою пошлую истасканную фразу—«удариться в религию». Эй, вы, удариться в религию в сто раз лучше, чем «пуститься во все тяжкие». Неужто непонятно?) А именно к Господу.

К тому, что нас всех ждёт рано или поздно. Хотя атеист, вероятно, хотел бы просто распасться на атомы. Ну и вольному воля. Нам же, спасённым Христом, рай. Во веки веков.

Где-то незадолго до затеянной Горбачевым гласности и перестройки на грандиозную и колоссальную Пасху Христову актриса в сопровождении знакомых, жаждущих исцеления их тяжко страдающего дитяти наведалась в великолепную и животворящую Киево-Печерскую лавру. И умиротворяющая обитель, и тамошние проникнутые праведностью святые отцы подействовали на Стриженову так благотворно, что женщина поняла—лишь стремление к царству небесному—то единственное, ради чего стоит жить.

С той поры наша героиня всенепременно начинала и заканчивала день утренним и вечерним правилами. Напитывалась многовековой благодатью путем чтения акафистов. Постоянно исповедовалась и причащалась, изливала душу духовному отцу, в то же время не спеша ставить крест на сцене и экране. Но настал день когда Стриженова поняла, все мирское надо оставить миру и идти к Господу налегке, необремененной заботами и обязанностями. Осенью 2008 года родня женщины была поставлена перед фактом решения Любови Васильевны об уходе в монастырь. Да разве только близкие артистки были ошеломлены новостью?

На сборе театральной труппы Стриженова также была откровенной до трепета: «Я много лет отдала театру. Оставшуюся жизнь хочу отдать Богу».

А ведь женщина даже в послушницах не числилась, а видите как, позволили ей сразу претендовать на постриг. И не только претендовать, но и осуществить его.

Тут нужно заметить, что Елена, которая нашего роду племени, истинно православных и преданных Господу людей, шаг мамули одобрила беспрекословно. А вот Александр сперва чуть ли не начал рвать и метать, обвиняя в произошедшем какого-то там духовного наставника Любови Васильевны. Однако, не прошло и пол-года, как вспыльчивый, но отходчивый и безусловно рассудительный отпрыск женщины понял, что был неправ и против выбора матушки уже не возражал.

В этом году матушке Иудифи исполнится 82 года. Она доныне крепка телом, сильна духом, дисциплинированна и аккуратна в послушаниях. Но и пошутить подчас не против, и улыбка порой на её устах появляется.

Но что мы будем описывать человека, которого лично не видели, с чужих слов.

Давайте-ка вновь процитируем обворожительную Елену Владимировну, она, думаю, в обиде не будет, да и нам за печатные знаки какая-никакая копейка, а от жемчужно-алмазного и грандиозно величественного Яндекс-Дзена, слава ему вовек, перепадёт, поэтому пишем: «Она, конечно, изменилась внешне, ходит в апостольнике — платке, который покрывает голову, грудь и спину, оставляя открытым лишь лицо. В свое время актриса Наташа Тенякова шутила: «Люба, ты хорошо устроилась. Ни морщинок не видно, ни седых волос». Но мама все так же обожает делать сюрпризы и дарить подарки, когда есть возможность — обязательно прикупит что-нибудь внучкам и правнукам».

Матушка Иудифь, молите Господа о нас грешных.

Источник

Оцените статью
Любовь Стриженова, она же матушка Иудифь. Разводы помимо воли. Злые языки. Уход с Дорониной. Хорошее о бывших
«Не отрекаются любя» писала талантливая девушка-врач в 1944-ом на листочке. Правдивая и грустная история о знаменитых строках