Могила Софико Чиаурели. Как жила и уходила звезда ленты «Ищите женщину»

Трепетная и обаятельная, актриса легко и непринужденно оживотворяла собственных экранных персонажей, потрясающе придавая им сходство с теми представительницами прекрасного пола, которых зрители сплошь и рядом встречают в мире обычных, далёких от кино людей.

По всей видимости, образ Алисы Постик из детектива с нотками комичности «Ищите женщину», снятого Аллой Суриковой, дай Бог ей здоровья, у актрисы получился лучше всего.

Эта лента, которая также приметна участием в ней Абдулова, Ярмольника и Куравлева, доныне приносит искреннюю радость публике, а вызывающие улыбку фразы персонажа Софико также при желании легко можно вспомнить:

«Я тебя так ждала, чуть не состарилась»,

«При хорошей женщине и мужчина может стать человеком», «Я вам не милочка! Наглец!»

Столь же убедительно и пронзительно Чиаурели сыграла и бабушку Мананы из семейной ленты «Каникулы Петрова и Васечкина, обыкновенные и невероятные», и вызывающую жалость неприкаянную бомжиху Фуфалу из картины «Древо желания», и своевольную Валерию из веселого фильма «Миллион в брачной корзине», над которым работал постановщик Всеволод Шиловский. Сына которого, кстати, учила в средней школе моя мамочка.

Софико сам Бог велел впитывать в себя атмосферу искусства с её младых ногтей.

Она огласила белый свет криком своего рождения 21 мая 1937 во многом печального для страны года, безумно обрадовав этим собственных родителей.

Мага режиссуры и дядю Георгия Данелия Михаила Чиаурели, чей документальный фильм «Великое прощание» о проводах в последний путь отца и вождя народов дорогого и любимого Иосифа Виссарионовича Сталина доныне в нашей светлой памяти, и артистку Верико Анджапаридзе, которая в ленте легендарного Сергея Параджанова «Легенда о Сурамской крепости» просто великолепна.

Замечу, что стены квартиры творческих до мозга костей людей были увешаны картинами знаменитого Нико Пиросмани, а из тех жемчужин и кристаллов искусства, кто был вхож в их дом, можно отметить Станиславского, Немировича-Данченко, Раневскую.

Во ВГИКе она училась вместе с такими ярчайшими звёздами разноплановых талантов, как Светлана Дружинина и Леонид Куравлев и немудрено, что закончила учебное заведение на одном дыхании и с красным дипломом.

Возвратившись в родные края, Чиаурели работала в разных храмах искусств города с живописнейшими улочками и их домами Тбилиси.

А дебютировала она в картине «Наш двор» одареннейшего Резо Чхеидзе, снявшего помимо прочего подлинный шедевр «Отец солдата».

По сюжету Цицино Софико встречалась с Дато 19-летнего Георгия Шенгелая, актера, сценариста и режиссера, ушедшего пару лет назад.

Но и вне съёмочной площадки они моментально нашли общий язык, стали проводить время вместе, почувствовали, что не могут жить друг без друга, расписались, и рождение наследников Нико и Сандро не заставило себя ждать.

И пусть один из сыновей страдал аутизмом, это лишь сплотило актёрскую семью. Их любовная лодка мастерски лавировала между рифами житейского моря, и, по словам Чиаурели, у неё и в мыслях не было, что их союз однажды прикажет долго жить.

И лишь когда дети актрисы прочно стояли на ногах, она всё-таки решилась кардинально изменить свою жизнь…

Замечу, что сдобренный непередаваем акцентом голос неподражаемого Котэ Махарадзе лично мне, футбольному болельщику со стажем, симпатизировавшему в советское время Тбилисскому Динамо, памятен доныне.

А кроме комментирования спортивных соревнований он то и дело ярко и убедительно выходил на сцену  академического театра из столицы Грузии, в котором также искрометно феерила и Софико.

Когда их сильно-сильно потянуло друг к другу, Чиаурели вначале всячески сопротивлялись их сближению — у того и другой свои семьи, в которых по паре детей, у той и другого вполне достойные вторые половинки.

Однако ж, они решились на союз, несмотря на то, что публика была весьма удивлена— Софико родилась на 11 лет позже Котэ, который в плане мужской красоты не выдерживал никакого сравнения рядом с первым спутником жизни актрисы.

Как поведала СМИ балетная танцовщица Мака Махарадзе, плод любви между Котэ и его первой супругой: «Любовь Софико и папы, которая длилась 30 лет, оправдала этот шаг.

Свадьбы у них как таковой не было. А обвенчались они, когда папе исполнилось 70. Софико надела в этот день красивую кружевную накидку и венок, как в фильме режиссера Параджанова.»

Замечу, что их брак так и не ознаменовался появлением на свет общих детей.

В то же время жизнелюбия, неординарности и отваги у Чиаурели было хоть отбавляй.

За рулём авто она чувствовала себя словно рыба в воде, была сама себе искуснейшей портнихой, многое по дому делала собственными «очумелыми» ручками.

А когда сердце Котэ стало давать существенные сбои, она подняла всех на уши, подключила к решению проблемы сильнейших кардиологов, не отходила от мужа ни днём ни ночью, и в течение целых пяти лет её родная душа ещё была с ней.

Увы и ах, в 2002 году у Махарадзе случилось острое нарушение мозгового кровообращения, которое для его существенно изношенного временем организма оказалось фатальным.

А виной всему явилось полное обесточивание электрооборудования прямо в разгар поединка футбольных сборных Грузии и Росии, в результате которого матч передвинули на пару дней позже.

Горячий закавказский мужчина принял случившееся близко к сердцу, почувствовал себя весьма плохо и был срочно госпитализирован. В больнице и прервалась нить его жизни. Чиаурели же побыла без него на этом свете ещё шесть лет.

Вездесущей и весьма тактичной «Экспресс-газете» Мака Махарадзе поведала: «Она 30 лет знала, что у нее спайка, но не хотела делать операцию: «Вдруг она пройдет неудачно, что тогда будет с Сандриком?»

Когда спайка переродилась в опухоль, она мне позвонила: «У меня рак, но я буду бороться»

Проведенный актрисе в одной из стран Средиземноморья курс лучевой терапии привёл к некоторому улучшению её состояния.

Медики отговаривали её от нахождения под богатыми ультрафиолетом лучами нашего животворящего светила, но море являлось одной из её слабостей и Чиаурели отправилась из последних сил наслаждаться им в Батуми, в котором, кстати, ваш покорный слуга в августе 1973 года впервые на экране чёрно-белого телевизора увидел легендарный фильм «Семнадцать мгновений весны».

Но подлый рак и не думал умерять свой зверский аппетит, и медики попробовали справиться с ним с помощью химиотерапии, однако, всё было напрасно. Фатальный процесс ничто было не в силах остановить.

Октябрь 2007 года ознаменовался появлением в Тбилиси именной звезды замечательной актрисы.

В течение двух с половиной часов артистка, напрочь забыв о чудовище с клешнями, терзавшем её организм, феерила на сцене, поднимала зрителям настроение, с юмором рассказывала о собственной судьбе и о своей работе в храме искусств.

Продвигалась к финальной черте Чиаурели из последних сил, и дошло до того, что из неё слова нельзя было вытянуть, до такой степени изводили её чудовищные боли. Даже специальные лекарственные средства не справлялись с ними.

Заботливая медсестра не отходила от постели страдалицы. Вопреки всему женщина уповала на всесилие медицины. Однако, старуха с косой, ставшая бичом всего человечества после свершившегося грехопадения Аама и Евы, взяла своё подло и безжалостно.

Софико Михайловны не стало во второй день первого месяца весны 2008 года, Господь отпустил ей семь десятков лет плодотворной и насыщенной событиями жизни.

А погребли актрису бок о бок с её вторым супругом в пантеоне подлинных героев и столпов Грузии Дидубе в Тбилиси, где первое захоронение случилось через два года после рождения нашей героини, в 1939.

Поэт Григол Абашидзе, режиссер Тенгиз Абуладзе, Герой Советского Союза Константин Леселидзе, премьер-министр Грузии Зураб Жвания, Резо Чхеидзе, Лия Элиава и многие другие покоятся в этом благословенном некрополе.

И ещё бросается в глаза изображённый на памятнике из белого мрамора между фамилиями с датами жизни актрисы и спортивного комментатора некий вписанный в круг крест.

Это так называемый Грузинский крест, также называемый болнисским, использующийся в государстве Закавказья с V века. Он равнобедренный, приметен расширяющимися рукавами и заключен в круглую раму.

Историки говорят, что болнисский крест известен со времен Константина Великого. Именно этот великий человек разрешил в 313 году беспрепятственное исповедание славной христианской религии в Грузии.

А впервые подобный крест был запечатлен на фасаде величественного храма, возведённого в исторической провинции государства и носившего название Болниси Сиони. Вот отсюда и название.

В любом случае под камнем тем лежат истинно православные люди, помним и любим и того, и другую. И помним именно по благословенной советской поре.

Тогда не было независимых Грузий, Россий, Латвий, Украин, Молдов, Казахстанов и т.д. Все нации и народности жили в великом и могучем Советском Союзе в мире, дружбе, взаимопонимании и согласии.

И куда только всё делось? Неужто именно разделение—это рычаг мирового господства?

Оцените статью
Могила Софико Чиаурели. Как жила и уходила звезда ленты «Ищите женщину»
«Судьба человека»: история советского человека, рассказанная честно и без фальши