Подруги Глаголевой Бабенко, Могилевская и Гущина поведали о роли той в их судьбах

Нить жизни одареннейшей Веры Глаголевой трагически прервалась в 2017.

Артистку, которая всегда старалась следить за питанием, практически не употребляя жареного, копчёного и соленого, съедала заживо прицепившаяся к её желудку онкология, однако, изо всех сил женщина старалась не афишировать свой чудовищный недуг.

Да чего уж там говорить, чуть ли не за месяц до ухода артистка организовала свадьбу своей младшенькой, Настюшки Шубской, где излучала просто потрясающую жизнерадостность и даже время от времени пускалась в пляс.

И это учитывая тот факт, что недуг к той поре буквально измочалил знаменитость. Да и то сказать, куда только в организме страдалицы не проникли щупальца метастазов.

И представляете, уже отчетливо отдавая себе отчёт в том, что её ждёт, Вера Витальевна, в чьих жилах текла и благословенная еврейская кровь, и чей брат ушел от той же каверзной напасти в январе того же года, ни в коей мере не отчаялась.

Лишь проглядывал хоть малейший просвет, она начинала трудиться с удвоенной силой, постоянно звоня близким и шутливо представляясь им: «Это я, птица Феникс!».

По воспоминаниям Насти Овечкиной, ласковое прозвище «птица Феникс» даже на некоторое время приклеилось к актрисе.

Как раз в пору борьбы с мерзким новообразованием артистка выдала на гора свою предпоследнюю режиссерскую работу «Две женщины».

Создавалось впечатление, что творчество прямо таки на глазах у посторонних исцеляло её. Да и члены семьи Веры не теряли надежды.

В документальной ленте нашего флагманского Первого канала, где своекорыстные пропагандисты ныне кишмя кишат, под названием «Несломанный свет» безутешный вдовец рассказывал о том ужасном периоде такими словами: «Мы поехали в клинику, и я, может быть, впервые увидел, что бывает чудо.

У нее были поражены многие органы, но все они, по сути, восстановились. Все показатели — прямые и косвенные — были в норме. Это воздействие фильма или каких-то внутренних резервов организма? Какие-то элементы мистики в этом есть».

В ту душераздирающую пору спутник жизни Веры готов был полцарства отдать за то, чтобы любимой полегчало: «Мы хотели проводить вместе больше времени.

Когда мы венчались, у нас даже не было фотографий. Это произошло в далеком полуразрушенном монастыре, который мы тогда как раз восстанавливали.

Длительный период мы жили счастливо и беззаботно. Не только я чувствовал это, но и сама она тоже так говорила. Не скажу, что Вера не понимала всю ситуацию, это просто был правильный настрой. Мало кто, кроме близких, знал о ее тяжести болезни»

В то же время хороший знакомый артистки кинорежиссер Аким Салбиев, который в нынешнем году переступил рубеж 60-летия, тут как-то выразил мнение, что жила Глаголева отнюдь не в сказке.

Вот что мужчина заметил: «Остаться в 34 года с двумя девочками на руках практически в одиночестве… Помогала только мама Галина Наумовна. И мы, друзья, старались помочь ей отвлечься. В режиссуру Глаголева пошла вопреки всему»

А вслед за этим артистка выдержала очередной удар. «Об истории измены ее последнего мужа, бизнесмена Кирилла Шубского, с гимнасткой Светланой Хоркиной Вера, конечно, прекрасно была осведомлена.

О том, что к Вере страшная болячка прицепилась, знали только самые близкие. Рак желудка она лечила больше десяти лет. Возможно, переживания усугубляли болезнь…

Все ж на нервах. Обиды разрушают», -поведал упоительной «Экспресс газете» товарищ Салбиев.

Все верно, достопочтенный Аким Алимбекович, мало того, что на обиженных воду возят, так ещё и в могилу они уходят сплошь и рядом преждевременно. Увы и ах. Увы и ах.

Нелишним будет заметить, что Кирилл Шубский стал вторым спутником жизни блистательной Глаголевой. Первым в ЗАГС её повёл несравненный Родион Нахапетов.

Ставший отцом старших и средних наследниц Веры. Шли бок о бок по жизни они без малого полтора десятка лет.

А их любовная лодка разбилась скорей не о быт, а об отъезд режиссера и актера в заокеанскую страну, любящую  под своим звездно-полосатым флагам творить самые гнусные делишки по всему миру.

Знакомство же нашей героини с Шубским произошло в год разрушения великого и могучего Советского Союза, а приглянулись друг другу они на одном киносмотре в украинской жемчужине у моря.

И обратите внимание, поначалу они чуть ли не разругались вдрызг, когда Шубский ответил отказом на просьбу Веры стать спонсором её очередной работы.

Слава Богу, со временем всё устаканилось, они помирились, расписались, погуляли на свадебке, а в 1993 белый свет огласила надсадным воплем рожления их любимая кнопка Настюшка.

Глаголева ушла. Но ее помнят и словно живую любят и ценят. И вот несколько подруг актрисы поведали прессе о роли Веры в их жизни.

Цитирую очаровательную Алену Бабенко, звезду лент «Свои дети», «На Верхней Масловке» и «Водитель для Веры», которой в нынешнем году исполнился полтос, однако, визуально ей и сорокета не дашь, вот ведь что значит тщательная, кропотливая работа над собой, над внешним видом: «Познакомилась я с Верой еще в детстве.

Помню, мама включила фильм «О тебе», а там пела она… От голоса так разволновалась, что начала рвать на себе колготки.

Мамочка ругалась, а я словно находилась под гипнозом… Много лет спустя Вера пригласила меня сниматься в фильм «Чертово колесо». Даже сценарий толком не смотрела, думала только о встрече с кумиром.

На репетициях буквально напиталась ее женственностью, которая проявлялась в каждой детали: в жестах, в манере общения, в стиле. Она не расставалась с телефоном, тот постоянно разрывался.

Запомнился странный диалог: кто-то звонил ей в панике – жаловался на сломанный кран. Она несколько раз отходила в сторонку, объясняла собеседнику, как его починить. Представляете, она, изящная блондинка, разбиралась в подобных вещах!»

Алён, милая, да в плане хозяйственных вещей Вера была мужиком в юбке, вы разве не знали этого? И гвоздь забьет, и картину повесит, и розетку починит, и слив в унитазе прочистит, и забор покрасит.

Ну как-нибудь этот вопрос освятим обязательно. Сейчас же не будем отрываться, так сказать, от лейтмотива повествования.

И вновь послушаем уроженку славного Кемерово, которая в спектаклях «Современника» украшает сцену так феерически, что у людей из публики аж челюсть отвисает: «Как-то на премьере Вера подарила книгу стихов своего папы — собрала их все и издала сборник.

Мне очень понравилась идея. Вернувшись домой, попросила отца написать воспоминания о жизни. Потом втайне выпустила книгу и вручила ему!»

Обворожительная в любом возрасте Марина Могилевская, которая в «Распаде», «Грозовых воротах», «Кухне» и «Красной капелле» сверкает словно алмаз в Короне Российской империи, в течение полутора десятков лет могла доверить Вере любую тайну, настолько близки, конечно, в хорошем плане, они были тогда.

Так что посредством сладостного издания «Стархит» предоставим слово и Марине, которая вроде бы сейчас свободна при том, что её бывший, некто Акопов, теперь пенсионер, также на здоровье не жалуется: «Вера всегда умела оказаться рядом, когда кому-то трудно.

Например, благодаря ей моя беременность стала самым интересным периодом жизни. Она не давала погрузиться в переживания, ведь роды в возрасте за 40 — ответственный и рискованный шаг.

Все время водила то на концерты Жванецкого, то на Спивакова, то на вечера поэзии… Когда появилась Машенька, любила дарить ей красивые вещи. Дочка до сих пор ходит в этих платьях.

Однажды устроили фотосессию «Маша в нарядах от Веры» и отправили ей. Нашу шутку она, конечно, оценила!»

Замечу, что подарки подарками, но также подругам импонировало в Вере то, что она с любовью повышала их образовательный уровень, делилась своими мыслями по поводу выбора для прочтения достойных книг, а для просмотра—берущих за душу кинокартин.

Вновь цитирую милую Мариночку: «Очень ее не хватает. Часто открываю почту. Вера постоянно присылала интересные статьи, а потом мы часами могли обсуждать их по телефону.

За два дня до того, как Верочки не стало, получила мейл с традиционной припиской: «Обязательно посмотри!» Там была ссылка на фильм молодого режиссера Эдуарда Бордукова «Коробка».

Вера до последнего не теряла интерес к тому, что происходит вокруг. Ее место в моей жизни теперь пустует, и вряд ли его кто-то займет…»

Эх, да. Горько и надсадно. А недавно главная в Гильдии актеров кино России и подруга Глаголевой Валерия Гущина, награждённая, кстати, вроде бы медалью «Защитнику свободной России», поведала СМИ о том, до какой степени жутким было их последнее общение.

Как заметила бывшая комсомольская активистка, Глаголева первой соединилась с ней за пару дней до ухода. Валерия обратила внимание на то, что актриса с ней так и не попрощалась, хотя всё было предрешено.

Цитирую уроженку славного Кременчуга, побеседовавшую с глянцевым изданием «Караван историй» «У Веры всё в жизни было непросто. Всё было как натянутая струна.

И даже ее последний звонок. Вера позвонила за несколько дней до ухода. Она тихо-тихо мне сказала: «Ну вот… ну вот…» Не сказала: «Я ухожу» — а только свое «ну вот»».

Тональность была не трагическая, слышалась только слабость, ей несвойственная. Тональность была настолько прощальной, что я, повесив трубку, долго плакала»

Эхма, и тут слезы. И так-то хоть телевизор и радио не включай, в интернет не заходи, одна грусть-печаль и ненависть кругом. Да ещё и это. Да уж, ну и осень.

Ладно, не будем отчаиваться, как не отчаивалась, даже зная о своём скором уходе, Вера. История развивается по спирали, так что оттепель не за горами, чует моё сердце.

Оцените статью
Подруги Глаголевой Бабенко, Могилевская и Гущина поведали о роли той в их судьбах
Спортивный фильм, где героиню списали со знаменитой гимнастки