Жемчуг с посоха Ивана Грозного и юные красавицы: как девы скипетр царя «возрождали»

Издавна считалось, что жемчуг будет служить обладательнице украшения до той поры, пока он соприкасается с кожей. Тепло и кожа человека дарят жемчужинам «эликсир молодости», не дают им зачахнуть и расслоиться.

Если же драгоценность лежит в шкатулке без дела, то и жемчужная красота в скором времени померкнет – перестанет сиять, распадется, скукожится.

Знали об этом на Руси и в далекие времена Ивана Грозного. Ведал царь, что жемчуг речной вновь оживет и заискрится перламутром, ежели вдохнуть в него силу молодого тела.

Что ж, повернем время вспять и окунемся в водоворот истории. А я расскажу вам то ли быль, то ли легенду о том, как юные девы скипетр Иоанна Васильевича к жизни возрождали.

Откуда взялся и почему канул в Лету скипетр Ивана Грозного, никто не знает. Быть может, у великого государя были и жезл, и посох. А некоторые историки утверждают, что царь вся Руси имел, по меньшей мере, три посоха.

Царев скипетр, как символ данной Богом власти, некий сакральный символ, жезл, дарованный практически с Небес, в нашем сознании давно слился с личностью Иоанна Васильевича. И

мелся ли в коллекции царя деревянный посох, посох (практически, копье) из рога некоего животного (как утверждали летописи, мифического единорога) и золотой жезл, сплошь усыпанный каменьями, мы достоверно утверждать не можем.

Кто знает, быть может, драгоценные жезлы правителя исчезли в период Смуты, и бойкие поляки тут же прибрали их к рукам? Грабители готовы были обобрать землю Русскую до нитки…

Как бы то ни было, но множество письменных свидетельств рассказывают нам о том, что скипетр (золотой жезл) у Ивана Грозного, все же, имелся. Он был покрыт замысловатыми, богатыми узорами.

И рдел на солнце кроваво-красными рубинами, прекрасными алмазами, прочими яхонтами, что перемежались между собой нежнейшим жемчугом. Царь верил, что в его жезле заключена огромная сила, данная свыше.

И мощь этого дара власти зависела в том числе и от того, насколько скипетр был великолепен внешне. Прелестные россыпи жемчужин со временем теряли свой девственный блеск и приятные формы. Тогда царь и великий князь знал, что нужно делать.

Согласно легенде, самодержец приказал снять все жемчужные бусины с посоха Силы. Затем продеть сквозь них прочную нить, так, чтобы взору его явилось чудесное ожерелье.

Иван Васильевич должен был лично избрать из множества претенденток юную красавицу, непорочную деву. Ту, что была полна женской энергией, но еще не познала мужчину.

Красна девка обязана носить жемчужные бусы, не снимая. И возрождать их собственной младой кожей до той поры, пока речные камешки вновь не заиграют природным блеском, а их поверхность не станет идеальной.

Впитавшие юность и красоту жизнерадостной, но скромной девицы, речные «камни» возвращались к царевым мастерам. А те, в свою очередь, закрепляли их на золотых узорах навершия.

Спустя много лет говорили, не для того де государь великий приказал деве жемчуга речные на себе носить, чтобы цвета их и поверхности вновь воссияли. А для того нужна была сила девичья, чтобы очистить жезл царев от великих прегрешений его…

Одно лишь убийство родного сына чего стоит. А ведь орудием случайного преступления был тот самый богоданный жезл. Быть может, жемчуг и возродился (или мастера заменили его на новый, опасаясь гнева Иоанна).

Но возродилась ли чистая совесть отца-убийцы? И перестала ли терзать его бессонными ночами? Однако современные исследователи оправдали царя, пытаясь доказать, что он не имел отношения к гибели несчастного царевича.

В останках костей убиенного наследника обнаружили огромное количество вредоносной ртути. Впрочем, таким же составом были пронизаны и останки самого Ивана Грозного.

Стало быть, то, чего так опасался мнительный правитель, случилось: причиной смерти обоих было отравление.

Впрочем, чем больше ученые пытаются разобраться в вопросах старины глубокой, тем больше путаницы происходит. Вот и число царственных посохов, что принадлежали Иоанну Васильевичу, растет день от дня.

Свидетель тех событий, иноземец Горсей, описывал венчание на царство обладателя многочисленных жезлов. В «Записках о Московии» мы можем прочитать: после благословения митрополита Иван Васильевич сошел с царского места.

Он был облачен в верхние одежды, расшитые мириадами драгоценных камней и еще большим числом восточного, дорогого жемчуга. Полы тяжелых одежд несли в руках шесть знатных людей.

На голове царя красовался торжественный венец. А в правой руке он держал жезл, сотворенный из кости единорога, богато инкрустированный сверкающими каменьями.

Якобы жезл сей купил предыдущий правитель у купцов Аугсбурга. Так ли это было на самом деле, и какой именно жезл держал государь, нам остается только гадать.

Кстати, «возрождать жемчужины» доверяли не только девицам, но и детям. Их души и тела еще так чисты и невинны. Правитель, которого при жизни называли не иначе, как Мучителем, искренне верил в очищение от грехов.

Через камни, невинные души, жемчужины и бесконечные молитвы.

Оцените статью
Жемчуг с посоха Ивана Грозного и юные красавицы: как девы скипетр царя «возрождали»
Малоизвестные факты о Надежде Крупской, которые скрывали советские историки